Концерт-экзамен

Экзамен, хотя и дипломный, все-таки не публичный сольный концерт. Тем не менее, мне хочется сказать тем, кто не был 11 июня в Малом зале Московской консерватории, что они потеряли очень много. Это мое мнение могут подтвердить сотни слушателей, которые в тот вечер долго не отпускали со сцены Елизавету Соину, студентку пятого курса вокального факультета МГК. Справедливости ради нужно сделать маленькую оговорку: Соина не просто заканчивает в этом году консерваторию; уже второй год она солистка Московского муниципального театра «Новая опера», где с успехом спела Татьяну; скоро мы сможем услышать и увидеть ее в роли Дидоны в опере Перселла «Дидона и Эней» и Графини в моцартовской «Свадьбе Фигаро». А до этого афиши с ее изображением в костюме Нормы пропутешествовали по Австралии, и благодарная публика аплодировала Елизавете за ее Casta diva. Оценили ее певческий и актерский талант и в Европе.

Еще будучи студенткой она уже давала нам большую надежду, что кроме прекрасной вокалистки, наш оперный театр скоро обогатится и прекрасной актрисой. Так что не стоит особо удивляться успеху ее выступления с дипломной программой. Идя на этот экзамен, публика хорошо знала, что ее ожидает. И всё-таки … Не каждый год консерваторию заканчивают певцы, о которых хочется говорить в самых высоких выражениях. А в случае с Е.Соиной не только хочется, но и невозможно удержаться от самых хвалебных эпитетов.

На дипломном выступлении студент должен продемонстрировать свои возможности в различных жанрах вокального искусства. Программа должна включать произведения классиков, начиная с композиторов 18-19 веков по сегодняшний день, сочинения западных и русских композиторов, народную песню. Сидя близко к сцене, можно было следить за техникой великолепного дыхания певицы, когда она подходила к верхним нотам, не экономя дыхания на предшествующих пассажах, и придавая полное звучание как верхним, так и низким нотам. Верхние ноты певица преподносит нам без напряжения, не изменяя своего очаровательного тембра. В результате слушатель и не подозревает, что певица спела совсем не легкую фразу, которая для иных исполнителей требует усилий, заметных публике в зале. С точки зрения вокальной техники пение Соиной есть не что иное, как демонстрация совершенного овладения своим голосом, когда вокальная техника, как таковая, слушателями остается незамеченной. Ну а если присовокупить к сказанному, что Соина обладает красивым нестандартным и легко узнаваемым тембром, то все это в соединении создает нам впечатление, что мы присутствуем на концерте не студентки, а уже отличной готовой певицы.

То, о чем я старался рассказать читателю языком непрофессионала, касалось только пения, но ведь Соина еще и артистка! Когда мы слушаем кантилену Верди, мы восхищаемся красотой мелодии, удачно спетым пассажем, но соединить это впечатление со смыслом итальянского текста могут по-настоящему только профессионалы, хорошо знающие исполняемое произведение. Не хочу здесь вспоминать бесплодную доперестроечную дискуссию о том, на каком языке нужно петь – на языке оригинала или на языке, родном для слушателя. Когда Соина исполняла Болеро из вердиевской «Сицилийской вечерни», мне лично даже не хотелось знать, какие там пелись слова. Согласитесь, что перевод текста, например, в таких произведениях, как Бразильская бахиана №5 Вилла Лобоса, способен принизить высокую, кажется, нечеловеческую поэтику музыки. Но когда мы слушаем Соину-Иоланту, то, соединяясь с певицей в понимании музыки и текста, мы в полной мере можем оценить и восхититься артистическим мастерством певицы, сумевшей передать смятение Иоланты, вопрошающей, почему в пении соловья ей слышится «как будто рыданье». А в романсе «Оне отвечали», в октавном интервале заключительного Гюго-Мея-Рахманинова «любите» мы легко улавливаем и понимаем интонацию ответа на сакраментальный вопрос беглецов.

Сегодня нам остается только восхититься прекрасным исполнительским мастерством Соиной, но наверное большинство в зале не задается вопросом, как она пришла к сегодняшнему дню. Однако те, кто следит за подготовкой молодых певцов, знают, как из года в год развивался ее талант, как бережно и упорно шлифовала талант будущей певицы ее педагог, народная артистка Галина Писаренко, большой мастер воспитания не только замечательных вокалистов, но и отличных артистов. В прошлом выдающаяся вокалистка и великолепная актриса оперного театра, Г. Писаренко, как никто другой, знает и умеет взращивать таланты, готовить новую смену для оперной сцены. И сейчас в московских и зарубежных театрах поют Ясинская, Гусева, Касьян, Соина, Треногина и другие ее недавние ученицы; ее студентки регулярно побеждают или занимают призовые места на международных конкурсах. Только что вернулась из Петербурга еще одна замечательная студентка – Наталья Кучина. В трудной борьбе с сильными соперниками она завоевала второе место.

Ну а такие оперные звезды, как Альбина Шагимуратова и Любовь Петрова, давно уже покорили своим мастерством слушателей в десятках стран, выступая на лучших оперных сценах мира.

Те, кто видел и слышал в 60-80-х годах Президента нашего общества Галину Писаренко на оперной сцене, не удивляются ее успеху и на преподавательском поприще. К победам ее учеников мы уже начинаем привыкать. Но от этой радостной привычки значение этих побед меньше не становится.

В заключение возвращусь к экзамену-концерту Елизаветы Соиной. Говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. С певцами такое не проходит. Скорее, поговорку нужно читать наоборот. А что касается Елизаветы Соиной, то я готов её сто раз увидеть и сто раз услышать.

А. Александров