Pisarenko-Galina

Газета «Играем с начала. Da capo al fine»

№12(83) декабрь 2010

НАСТОЯЩЕМУ АРТИСТУ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ КОЗЫРИ НЕ НУЖН

В этом году знаменитая певица, народная артистка России, профессор Московской консерватории Галина Алексеевна Писаренко, отмечает 35-летний юбилей преподавательской деятельности.

Андрианова Елизавета

Есть мнение, что успешных учеников не бывает без мудрых и талантливых учителей. Ученица известнейшей камерной певицы Нины Львовны Дорлиак, супруги С.Т. Рихтера, Галина Писаренко унаследовала бесценный опыт, творческое долгожительство своей великой наставницы и продолжила ее педагогический труд. Выпускницы профессора Писаренко становятся солистками многих престижных театров, среди которых «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке, Венская опера, петербургский Мариинский театр, московская «Новая опера» и другие.

Чуткий и строгий педагог, в жизни Галина Писаренко - необыкновенно лучезарный человек. Судьба наградила ее тем женским обаянием, которое немцы называют «ewige weib», «вечная женственность». В дни празднования юбилея педагогической деятельности Г.А. Писаренко согласилась ответить на вопросы корреспондента «Играем с начала».

- Галина Алексеевна, как проходило ваше творческое становление? Когда пришло осознание себя как певицы, ведь музыкальное образование – не единственное ваше высшее образование?

- Призвание – от слова «зов». Я услышала его с самого начала. Пела в школе, став студенткой института, участвовала в самодеятельности. Но, в конце концов, именно по зову сердца я поступила в музыкальное училище, а затем в консерваторию.

Мое счастье состояло в том, что я попала в золотые руки Нины Львовны Дорлиак. Это было благословение свыше: сложись все иначе, попади я в другие руки, я могла бы свернуть с дороги и оставить пение своим побочным занятием. Нина Львовна нас, своих учениц, растила медленно, не торопясь. Занятия с ней доставляли большое удовольствие, приход на урок был праздником. Все ученики Дорлиак вспоминают, как ходили на ее концерты – вернее, как она водила нас на свои концерты. Мы всегда сидели на лучших рядах - даже на аншлаговых программах, когда она пела Шуберта, Шумана, Листа, французскую музыку. Для нас очень важно было ощущать ее постоянную заботу. Мы помним, как Нина Львовна встречала нас дома, как все вместе мы отмечали праздники… В 2008 году в честь 100-летия со дня рождения Нины Львовны Дорлиак собирались ее известнейшие ученицы со всей России. Это, например, народная артистка России Онегина-Ильина, приехавшая на нашу встречу из Якутии, работающая в Москве Анна Соболева, петербурженка Татьяна Черкасова, тоже народная артистка России, и многие другие. Доныне все мы мысленно связаны и не расстаемся с нашим великим учителем.

Уже в самом начале нашего знакомства с Ниной Дорлиак она, вероятно, что-то увидела во мне. На первое прослушивание к ней меня привела бабушка. И Нина Львовна сказала ей: «Мне нравится ваша девочка. Только она еще маленькая. Пусть немного подождет, а потом поступает в музыкальное училище. И если она поступит, то я возьму ее». Поражает та осторожность, с которой она сказала это «если». Она никогда никого не заставляла что-то делать, давала человеку возможность самостоятельно выбрать свой путь, даже тогда, когда этот человек был юн и мог бы ожидать какого-то наставления.

- Школа Нины Львовны Дорлиак – это школа, основателем которой считается испанский певец и педагог Мануэль Гарсиа. В чем ее особенность?

- Сначала напомню, что Нина Львовна была ученицей своей мамы, Ксении Николаевны Дорлиак, профессора Петербургской и Московской консерваторий. А та училась у выдающейся певицы Софьи Гладкой, которая в свою очередь была ученицей Натальи Ирицкой. Если продолжить эту цепочку, то можно дойти и до таких имен, как Полина Виардо и, действительно, Мануэль Гарсиа. Школа вокального мастерства, основанная Гарсией, это школа естественного пения, естественного дыхания. Дорлиак всегда очень долго, в течение нескольких лет, работала с ученицами над дыханием. Еще одна особенность ее школы – умно, талантливо подобранный репертуар. Репертуар, который она предлагала ученикам, был тщательно продуман и построен на постепенным усложнением. До четвертого курса училища я не пела ничего выше соль второй октавы, хотя голос был высокий, и Нина Львовна это чувствовала. Но зато потом всю мою жизнь все, что было выше соль, было мною любимо и легко исполнялось. Сейчас многие студенты торопятся петь высокие ноты, мы невольно им уступаем, и у них даже получается. Но это не всегда бывает полезно. Можно начать форсировать, увлечься, но потом обязательно начнутся трудности. В этом смысле у Дорлиак был четкий твердый курс воспитания настоящего певца.

- Стать педагогом может не каждый, как не каждый артист чувствует в себе силы и желание преподавать. Что способствовало вашему решению заняться педагогической деятельностью?

- Нина Львовна часто уезжала на гастроли и в этих случаях нередко просила меня, уже выпускницу консерватории и солистку театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, приходить в класс, проверять ее девочек - как там они без нее занимаются. Я вообще очень любила сидеть на ее уроках, даже перестав быть ученицей, и педагогический энтузиазм Нины Львовны постепенно входил и в меня.

- Настоящий вокалист, певец по призванию – это не только обладатель определенных певческих навыков и не столько узкая музыкальная специализация. Каким должен быть певец, чтобы заслужить мировое признание?

- Главное в нашей профессии (да и в любой другой, если ты серьезно занимаешься) – это безусловная полная преданность своему делу. Это умение во многом себя ограничивать. А чтобы стать певцом мирового уровня, нужно обладать особым талантом, не похожим на другие. Кроме того, необходима колоссальная работоспособность, обязательно и желание узнавать новое, изучать иностранные языки. Нужна постоянная работа над собой, чтобы и профессионально расти, и развиваться как личность. Музыканту необходим обширный кругозор, знание смежных искусств. Конечно, нужно быть увлеченным своей профессией, но ни в коем случае не замыкаться на ней. Помню, Нина Львовна часто прибегала к ассоциациям вне музыки, чтобы объяснить нам тот или иной музыкальный образ. Она говорила: «А ты помнишь выражение лица на таком-то портрете?». Или: «Представь, как струятся складки одежды». Мне все это очень помогало и я по себе знаю, как важно для вокалиста иметь развитое воображение, уметь фантазировать.

- Галина Алексеевна, вы на протяжении многих лет ведете мастер-классы в разных странах мира, участвуете в работе жюри престижных конкурсов, перед вами проходят поколения вокалистов. Какова динамика их развития, как, на ваш взгляд, меняется уровень профессиональной подготовки молодых исполнителей?

- Сейчас очень много хороших голосов. Исполнители стали более смелыми, чем раньше. Современная жизнь дает им больше возможностей, и это привело к тому, что они и знают гораздо больше, чем знали мы. Благодаря Интернету они могут слушать лучших певцов, любых, - мы же существовали в ограниченном пространстве. Но наш более тихий и замкнутый мир давал нам большую чистоту устремлений. Современная молодежь направлена на карьерный рост, почти исключительно только на то, что может дать им поддержку в будущем, она ищет какие-то дополнительные «козыри», которые настоящему артисту ни к чему. Что ж, получается, современный мир формирует особый тип певца. Но есть и сейчас музыканты, которые остаются преданными только искусству, а не каким-то особым «слагаемым» успеха. Среди моих учениц, например, такова Ирина Ромишевская. Бывает такая преданность своему искусству, что человек отказывается от замечательных предложений. Сейчас Ирина - солистка московского театра «Новая опера» и может отказаться от концерта с оркестром, если готовится к серьезной роли. Как это можно не ценить в наше время!

- Многие восхищаются вашим творческим долголетием. Огромное количество оперных партий, обширный камерный репертуар, а последние 35 лет – еще и преподавание. В чем секрет вашей творческой активности?

- Мой секрет – в безграничной любви к музыке, в умении во имя главного сдерживать себя во многом. Я всегда очень любила узнавать новое, но музыка постепенно вытеснила все остальное. До третьего курса Дорлиак не препятствовала другим моим параллельным образованиям, учебе в немузыкальных вузах. Но однажды в Оперной студии консерватории я спела партию Мюзетты (Нина Львовна сама рекомендовала меня на эту роль, но не знала, как все получится) - и с такой радостью, что у меня будто бы открылось второе дыхание. До этого я очень волновалась на сцене, артистизм еще не вырывался наружу. А после этого случая в одной только Оперной студии я спела 5 партий! Я очень быстро учила все роли. И Татьяну, и Мими, и Марфу, и Сюзанну, даже прокофьевскую Луизу я выучила за 11 дней! Это почти нереально, но со мной работал замечательный дирижер Евгений Яковлевич Рацер. Каждый день мы упорно трудились, и труд был вознагражден успехом. Вот тогда Нина Львовна сказала мне: «Бросай все, ты будешь артисткой!»…

- Спасибо, Галина Алексеевна. Примите наши самые искренние поздравления с юбилеем!

- Удачи вам.