большой театр, премьера, опера, моцарт
Ангелочки, как на известном полотне Рафаэля. Фото Дамира Юсупова предоставлено пресс-службой Большого театра

Независимая газета

26.05.2014

Трагедия из духа музыки

Премьера оперы Моцарта в Большом театре


Марина Гайкович
Зав. отделом культуры "Независимой газеты"

В Большом театре прошла премьера оперы Моцарта «Так поступают все женщины, или Школа влюбленных». Постановочную команду на поклонах зал искупал в овациях, абсолютно заслуженно: режиссер Флорис Виссер, художник Гидеон Дэйви и дирижер Стефано Монтанари создали для Большого театра блестящий спектакль. 

Cosi, или просто Cosi – так из-за слишком громоздкого перевода на русский принято у нас называть эту оперу – оперу, которую уже больше 100 лет пытаются спасти. Действительно, сюжет, где две безумно влюбленные девицы не узнают переодетых женихов и позволяют варягам себя соблазнить, а потом и подписать брачный контракт, составленный собственной служанкой в костюме нотариуса, за пределами XVIII века уже казался абсурдным. Поэтому режиссеры все время придумывали оправдывающие ходы – чаще всего или служанка, или сами невесты раскусывали замысел  женихов на десятой минуте розыгрыша и подключались к игре.

Флорис Виссер ничего не изобретает и следует строго за либретто Лоренцо да Понте, а все условности сюжета он оправдывает самым простым образом: это театр и здесь возможно все. Этот – в общем избитый и превращенный в штамп – прием режиссер обыгрывает сколь остроумно, столь и обольстительно. 

Cosi – игра в театр моцартовского времени. Мы видим его фасад в виде красивого зала с хрустальной люстрой, капельдинерами в ливреях, милейшими ангелочками (дети), видим его изнанку с канатами и грузилами подъемных механизмов, акварельными декорациями, чудесной машинерией, изображающей волнующееся море или движение дилижанса, ванны в гримерках и ширмы из декораций к старым спектаклям. Все это – без грамма иронии и подшучивания над «стариной», но с огромной любовью к чудесам тогдашнего театрального быта. В финале зрительный зал, до сих пор служивший «сценой», превращенной то в спальню Дона Альфонсо («режиссера и дирижера» этого «спектакля»), то в зеленый садик с качелями, до отказа набивается публикой (правда, если придерживаться исторической достоверности, партер должен быть стоячим): пьеса идет с аншлагами и, оказывается, имеет огромный успех! 

Виссер, не пренебрегая игривым комедийным элементом, меж тем не упускает драматическую и даже трагическую суть сюжета: его молодые и безумно счастливые герои проходят через горнило предательства и выходят их этой истории, конечно, преображенными. Не каждый из них готов к великодушию и компромиссу, не каждый готов простить вчера еще горячо любимого, но сегодня, кажется, совершенно чужого человека. Режиссер дает шанс Фьордилиджи и Феррандо и восстанавливает – вслед за Моцартом – тембровую справедливость, согласно которой сопрано должно быть в паре с тенором, а не с баритоном, как распорядился (возможно, умышленно!) композитор в начале оперы. Но Дорабелла и Гульельмо остаются в одиночестве. 

Экспрессии, обаяния и даже некоторой правдивости добавляет спектаклю участие молодых солистов. Вот они, роскошные плоды пятилетнего существования Молодежной оперной программы, – в Большом звучит Моцарт по-настоящему, без игры в поддавки, без скидки на возраст, неопытность и прочее. Дирижер Стефано Монтанари (колоритный молодой человек с кожаными браслетами и металлическими кольцами разной формации), специалист по аутентичному исполнительству, работал в компромиссных условиях. В Большом театре нет специального оркестра и инструментария, тем не менее пластичность фактуры и фразировки, и контрастная динамика, и штрихи, и даже фальшивая медь дышали моцартовским воздухом. Анна Крайникова (Фьордилиджи), Александра Кадурина ( Дорабелла), Александр Миминошвили ( Гульельмо), Юрий Городецкий (Феррандо), Николай Казанский (Дон Альфонсо) составляют отличный ансамбль, а настоящая звезда первого состава – это Алина Яровая в комедийном образе служанки-зазнайки Деспины.

http://www.ng.ru/culture/2014-05-26/10_tragedy.html